Вариабельность сердечного ритма: забытое наследие космической медицины СССР

Вариабельность сердечного ритма: забытое наследие космической медицины СССР

Доброго времени суток, уважаемые читатели сайта.

Про анализ ВСР (вариабельности сердечного ритма), полагаю, знают все, кто заглядывает в наши заметки. Анализ ВСР по Баевскому реализован в наших программах ECG Control и Pulse Lite Control.  Данное направление считается перспективным, используется исследователями и в нашей стране, и за рубежом; вопросы, замечания и пожелания о расширении функционала анализатора к нам поступают регулярно. Однажды к нам обратился специалист по обработке рядов кардиоинтервалов Леонид Дорошенко (стоит отметить, он сильно критикует реализацию обработчика в наших программах), и наше плодотворное общение привело к тесному сотрудничеству.  Мы никогда не позиционировали себя специалистами по вопросам вариабельности сердечного ритма, поэтому не писали обширных статей на сайте по данному вопросу. Леонид предложил написать статью о ВСР для нашего блога, чему мы были несказанно рады. Ниже публикуем данную статью без изменений. Приятного чтения!

Вариабельность сердечного ритма: забытое наследие космической медицины СССР

автор: Леонид Дорошенко, leonid.doroshenko@gmail.com, http://leonid-doroshenko.ru/

Содержание

  1. История метода ВСР
  2. На какие практические вопросы можно получить ответы, используя метод ВСР
  3. Парадоксы вокруг использования метода
  4. Революция в медицине, которая перевернула с ног на голову основной принцип медицинской диагностики
  5. От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Теоретическая модель, которая описывает систему регуляции сердечного ритма как элемент взаимодействия человека и внешней среды
  6. Практика проведения ВСР
  7. Основные типы сердечного ритма
  8. Спектральный анализ
  9. Практический пример. Сравнение ритма сердца здорового человека и умирающего
  10. «Официальный» или «альтернативный»? Главный метод диагностики в космической медицине основан на принципах, которые были известны уже тысячелетия назад  врачам традиционной китайской медицины
  11. Индивидуальное обучение ВСР по Интернету
 

История метода ВСР

Импульс развитию математических методов исследования ритма сердца задала советская космическая медицина. Когда готовился полёт Юрия Гагарина, была поставлена задача разработать средства медицинского контроля и бортовую аппаратуру. И в 1961 году во время полета Гагарина осуществлялись постоянное мониторирование ритма сердца и передача данных на Землю для математического анализа. Целью этого исследования была оценка влияния космического полёта на функциональное состояние человека.

В 1966 году в Москве состоялся первый симпозиум по математическому анализу ритма сердца. Приоритет отечественной научной мысли в области исследования ритма сердца бесспорен. Зарубежная историография метода ВСР (HRV — heart rate variability) начинается с 1965 года, когда Hon EH и Lee ST обнаружили паттерны в изменении ритма сердца у плода, предшествующие его гибели. То есть, когда в СССР уже проходил симпозиум, на котором исследователи обменивались своим опытом, на западе только делались первые шаги. Но западные библиографы проигнорировали полёт Гагарина и те исследования ритма сердца, которые проводились во время этого полёта. Как, впрочем, и весь отечественный научный опыт в этой области.

Принципиальным отличием отечественной научной мысли от западной является глубинное понимание того, какую информацию несут колебания ритма сердца. Зарубежные исследователи ограничились сугубо практическими задачами, главным образом: оценкой риска смерти от сердечно-сосудистых заболеваний и исследованием действия различных факторов на симпатическую и вагусную активности. То есть остались в рамках оценки причинно-следственных факторов, влияющих на ритм сердца. А наша отечественная физиология пошла дальше, и был сформулирован философский смысл исследований ритма сердца. Он был определён как «индикатор адаптационных реакций всего организма». Ритм сердца стал рассматриваться как показатель взаимоотношений человека и внешней среды. Главной целью нового медицинского метода стала оценка функциональных резервов организма — информационных, энергетических и метаболических ресурсов, расходуемых на сохранение постоянства внутренней среды организма и поддержание его равновесия с внешней средой.

Если во время полёта Гагарина внешней средой было космическое пространство, то сейчас, когда оборудование для метода ВСР стоит дешевле, чем «телефон для бабушек», любой человек может совершенно самостоятельно исследовать баланс своих отношений с той внешней средой, в которой разворачиваются обстоятельства его жизни.
Сейчас, спустя более полувека после первого полёта человека в космос, метод ВСР получил значительное развитие. Появились новые математические алгоритмы, новые теоретические модели, описывающие регуляцию ритма сердца, эволюционировали приборы для регистрации ритма сердца и программное обеспечение. Сейчас анализ ритма сердца стал удобным, наглядным и доступным.

На какие практические вопросы можно получить ответы, используя метод ВСР

  • Баланс расхода и восстановления энергии человека. Как правило, любая болезнь начинается с нарушения энергетических ресурсов в организме. Метод ВСР позволяет держать руку на пульсе своей жизни и жизни своих близких, своевременно выявляя нарушения в функциональном состоянии задолго до появления первых органических изменений. Особенно важно отслеживать изменения энергетических ресурсов при любом смене образа жизни, появлении в жизни новых факторов, требующих адаптации.
  • Истинный биологический возраст. Скорость старения и индивидуальные способы сохранения молодости. Старение организма происходит на многих уровнях, это системный процесс, но одним из важнейших показателей старения является снижение вариабельности ритма сердца. И что очень важно — этот процесс обратим. Подробности ниже по тексту, после знакомства с типами ритма сердца.
  • Контроль эффективности любых физических занятий и духовного самосовершенствования. Анализ ВСР позволяет точно сбалансировать нагрузку при занятиях йогой, цигун и медитацией, дыхательных тренингах, беге трусцой, обливании холодной водой, банных процедурах, психологических тренингах, смене типа питания и пр. Также он поможет разобраться в том, какой именно тип медитации, физических нагрузок, психологических тренингов и энергетических практик принесёт вам пользу, а какой противопоказан. Причём я категорически советую абсолютно любые занятия соизмерять с ритмом сердца, так как, по моим наблюдениям, большая часть людей занимается чем-то, что, по идее, должно улучшать здоровье, а на самом деле вредит ему. Это звучит парадоксально, но опыт моих обследований упрямо об этом свидетельствует. Причём это происходит даже при занятиях под руководством опытных тренеров. Я так часто это наблюдал, что пришёл к однозначному выводу: все занятия должны сопровождаться контролем ритма сердца.
  • Тип реагирования на стресс (мобилизационный и пассивный). А также определение типа конституции по аюрведе (вата, питта, капха).
  • Границы своих собственных жизненных резервов. Изучить свои возможности, соотнести их со своими планами, изменить то, что возможно изменить, осознать то, что невозможно изменить, и отличить одно от другого.

Парадоксы вокруг использования метода

С использованием этого диагностического метода сложилась парадоксальная ситуация. Перечислю кратко факты, причём расположу их попарно, чтобы было нагляднее.

1.1 Метод ВСР очень чувствительный. Он позволяет выявить начало болезни задолго до появления первых клинических симптомов и обнаружить первые, но при этом явные тенденции к выздоровлению, которые ни сам больной ещё не ощущает, да и другие методы диагностики эти тенденции ещё не фиксируют.

1.2 При этом метод ВСР не используется в поликлиниках. Терапевты о его существовании даже не знают, а та крохотная часть терапевтов, которая о нём всё же слышала, считает, что он не нужен им в их реальной врачебной практике.

2.1 Метод ВСР очень прост в освоении. Освоить азы и начать работать с ним можно буквально за несколько часов. Во всяком случае, за несколько часов можно освоить те азы, которые уже позволят и проводить раннюю диагностику болезней, и выявлять ранние признаки выздоровления. И этому может научиться любой человек, имеющий базовые навыки работы с компьютером. Конечно, эти азы — только вершина айсберга знаний. Лично я занимаюсь методом ВСР уже 10 лет и чем больше в него погружаюсь, тем дальше открываются границы непознанного. Чтобы освоить азы метода ВСР не требуется специального медицинского образования. Вернее, оно требуется, чтобы осуществлять медицинскую практику, вооружившись этим методом, но если человек хочет использовать метод ВСР для того, чтобы самостоятельно следить за своим здоровьем, то специального медицинского образования для этого не требуются.

2.2 При этом не существует широкой сети школ, где бы желающих обучали азам метода ВСР. Обучение методу ВСР не внедрено ни в школьное образование, не существует его и в виде курсов для взрослых. Метод ВСР изучают только на курсах повышения квалификации врачей, причём этих курсов очень мало. А для широких масс некая программа обучения предлагается лишь несколькими фирмами, которые мелкосерийно производят комплексы для записи ритма сердца и анализа ВСР. Это обучение азам ВСР проводится в рамках послепродажного обучения работе на этих приборах.

3.1 Метод ВСР официально одобрен. Он рекомендован Европейским кардиологическим обществом и Североамериканским обществом стимуляции и электрофизиологии (1996 г. http://circ.ahajournals.org/content/93/5/1043, русский перевод: http://hrv.ru/), а также Комиссией по клинико-диагностическим приборам и аппаратам Комитета по новой медицинской технике Министерства здравоохранения Российской Федерации (2002 г. http://www.vestar.ru/article.jsp?id=1267 ).

3.2 При этом отношение к нему врачей в основном скептическое. Я лично сталкивался со следующими точками зрениями: «Ааа… (пренебрежительно тянут звук «а»), это всё альтернативная медицина…», —  и это при том, что метод ВСР официально одобрен, тем не менее, многие его относят к альтернативным методам медицинской диагностики. Почему? Об этом расскажу чуть ниже. «Баловство это всё, нам это не нужно»… «Да, я изучил этот метод. Он сначала показался многообещающим, но на практике оказался малоинформативным». Реально используют метод ВСР только врачи спортивной медицины. Современную спортивную медицину невозможно представить без использования метода ВСР. Он позволяет выявлять состояние перетренированности спортсмена ещё до снижения спортивных результатов и своевременно корректировать индивидуальную тренировочную нагрузку. Также метод ВСР освоили некоторые врачи восстановительной медицины. В некоторых отдельных санаториях иногда используют метод ВСР. Но до сих пор его использует лишь малое количество врачей восстановительной медицины. Метод настолько чувствителен и настолько нагляден, что очень жаль, что врачи отказывают себе в удовольствии продемонстрировать своим пациентам динамику их выздоровления. Я, к примеру, неоднократно проводил эксперимент, договаривался со специалистами восстановительной медицины, в частности, с гирудотерапевтом, массажистом и пр. и с согласия врачей и их пациентов проводил исследование: делал анализ динамики ритма сердца до и после врачебной процедуры, после чего показывал графики и демонстрировал, что изменилось. Каждый раз я видел заинтересованность как в глазах врачей, так и их пациентов. И всем было всё понятно, так как я рассказывал только об азах ВСР, не погружаясь в дремучие дебри новейших подходов к анализу ритма сердца.

4.1 Оборудование для обследований по методу ВСР очень доступно по цене и находится в свободной продаже. В частности, вполне годится кардиограф USB-приставка "ECG Lite" с электродами-прищепками со стоимостью немногим выше пары ЭКГ обследований или вариант еще дешевле с одноразовыми электродами, также требуется установить бесплатную версию программы для анализа ВСР Kubios HRV. С ней есть одна хитрость, но об этом расскажу отдельно тем, кто решит её использовать. Главное, что оборудование и программное обеспечение доступно и при этом даёт высокую точность измерений.

4.2 Но реально об этом никто не знает. Если читатель попробует самостоятельно найти в Интернете, где купить оборудование для ВСР, то ему попадутся профессиональные комплексы стоимостью от 1000 долларов и выше. На данный момент не будем обсуждать ценовую политику отдельных компаний, а отдельный обзор существующих вариантов оборудования и описание подводных камней, о которые может споткнуться потенциальный покупатель, желающий освоить ВСР, я осуществлю в отдельных статьях. Вариантов много, и подводных камней тоже. Пока же просто констатирую факт, что мой личный долгий поиск вариантов привёл меня к выводу, что на сегодняшний день самым лучшим соотношением цена / качество обладает вариант, описанный мной в предыдущем пункте.

Чтобы дополнить унылую картину ограниченного использования ВСР, нужно отметить, что некоторые отдельные, при этом не самые информативные, а лишь самые простые методы математического анализа ВСР используются в реанимации, акушерской практике, кардиологии. В полную силу метод ВСР используется только в спорте и в космической медицине, а в обычной клинической практике его применение весьма ограничено, а простые граждане даже не догадываются о том, что его можно освоить самостоятельно и затем держать руку на пульсе своего здоровья и здоровья своих близких.

Революция в медицине, которая перевернула с ног на голову основной принцип медицинской диагностики

Теперь объясню, почему сложилась такая странная парадоксальная ситуация, что метод ВСР одобрен и рекомендован, но мало кто его использует. А если и использует, то делает это весьма поверхностно, чаще всего совершенно не отдавая себе отчёта в том, что имеет дело с самой  настоящей фундаментальной революцией в медицине, которую только можно представить. А эту революцию используют лишь для вспомогательных целей.

Дело в том, что метод ВСР уже сам по себе основан на парадоксе: в его основу положен принцип, перевернувший вверх ногами основной принцип медицинской диагностики, — он сфокусировал внимание на том, что ранее считалось неважным, второстепенным, на том, что отбрасывалось врачами при диагностике. А тут оно стало самым главным, тем, на чём основана диагностика. По сути, речь идёт об ином подходе к диагностике, основанной на иной системе классификации болезней. Причём этот подход получил официальное медицинское признание и ему даже посвящена целая одна небольшая статья в огромной медицинской энциклопедии. Она называется — донозологическая диагностика.  Вот ссылка на статью.

Авторы этой статьи: д.м.н. Роман Маркович Баевский, человек, стоявший у истоков советской космической медицины, и академик Влаиль Петрович Казначеев. Если совсем кратко, то в той статье речь идёт о том, что болезни развиваются постепенно и прежде, чем дело дойдёт до той стадии, на которой присутствуют специфические симптомы, есть период, причём часто весьма длительный, когда специфических симптомов ещё нет, но зато уже есть неспецифические. Естественно, что в отсутствие специфических симптомов невозможно диагностировать болезнь и классифицировать её в соответствии с общепринятой системой классификации болезней, так как в медицине сложился нозологический подход к классификации болезней. Этот подход основан на описании специфических симптомов, которые присущи каждой отдельной болезни. В общем, существует такой парадокс: болезнь уже есть, но в скрытой форме, а диагностировать её невозможно. И Баевский с Казначеевым предложили этот скрытый период развития болезни классифицировать на основе нового подхода, который они назвали «донозологическим».  Конечно, ту систему классификации, которую они предложили в далёком 1978 году, когда эта статья вошла в Большую медицинскую энциклопедию, сейчас уже стоит считать примитивной. Они предложили классификацию по трём категориям: удовлетворительная адаптация, недостаточная адаптация, срыв адаптации. Они предложили примитивный трёхцветный светофор.

Сейчас при обучении азам ВСР я даю более сложную схему, которую, кстати, и предложил Баевский, но уже в другой статье, не вошедшей в БМЭ. Но важно понимать, что сам факт появления термина «донозологическая диагностика» уже был революцией в медицине, так как он опирался на абсолютно иную методологию не только классификации болезни, но и вообще на описание механизмов её возникновения. То есть речь идёт даже не о смене методологии, а о смене философской парадигмы, на основе которой уже выстроена реальная методология.

Классический научный подход к описанию причин возникновения болезней основывается на поиске причинно-следственного механизма, который приводит к специфической «поломке» отдельного биологического «механизма». Под «механизмом» понимается орган или даже его отдельная часть. А тут был применён системный подход, который предложил рассматривать болезнь как результат… «нарушения равновесия между организмом и средой» — дословная цитата из статьи «Донозологическая диагностика».

В чём тут принципиальная новизна? В отказе от прямолинейной логики — от поиска локальных цепочек нарушений в биохимических и прочих процессах в пользу абстрактной системной модели, которая описывает процесс в целом. Сейчас это принято называть холистическим подходом, хотя, конечно же, от греха подальше, термин «холистический» не был использован авторами статьи о донозологической диагностике.

Итак, если кратко, суть идеи заключается в следующем: человеческий организм очень сложен, и любая попытка описать болезнь в виде набора отдельных цепочек, неких специфических процессов, связанных между собой причинно-следственными отношениями, затрагивает лишь вершину айсберга, то, что лежит на поверхности. И вся научная медицина именно этим занимается — тщательным и детальным исследованием того, что лежит на поверхности. А всё, что относится к неспецифическим симптомам, на самом деле является проявлением глубинных системных процессов, которые затрагивают организм в целом, и описать все участвующие в этом локальные механизмы или выделить ключевые, используя привычный подход, тут невозможно. Поэтому потребовалось использовать системную модель. Причём в эту системную модель было заложено такое понятие, как «окружающая среда», то есть медицина вышла далеко за границы, очерченные поверхностью кожи, — по сути, в поле её зрения вошли абсолютно любые процессы как в социальной сфере, так и вообще космического масштаба.

Я сам лично проводил исследование, изучал влияние различных гелио- и геомагнитных факторов на ритм сердца и обнаружил, что во всей группе из принявших участие 15 волонтёров не нашлось ни одного человека, чьё бы сердце билось «свободно», вне зависимости от воли могучих стихий. Причём реакции были очень индивидуальные. Но описывать их сейчас не буду, сначала нужно познакомить читателей с теоретическими моделями, в рамках которых проходит изучение динамики ритма сердца.

Замечу, что сами используемые в медицине термины «специфический» и «неспецифический» очень неудачны, поскольку ассоциируются с понятиями «важный» и «второстепенный». Собственно говоря, на эту проблему ещё в 1925 году обратил внимание Ганс Селье, молодой студент-медик Немецкого университета в Праге, который впоследствии переехал в Канаду и стал автором «Общего адаптационного синдрома» (Г. Селье, 1961 г.).  Селье задумался над тем фактом, что врачи тщательно изучают специфические симптомы, а неспецифические отбрасывают при диагностике как неважные, при этом неспецифические симптомы присутствуют у абсолютно всех болезней.

Вот что он впоследствии написал («Очерки об адаптационном синдроме», стр.49): «Я не мог понять, почему врачи с незапамятных времен концентрировали все свои усилия на распознавании отдельных нозологических форм и поисках специфических лекарств, подходящих для лечения лишь этих отдельных болезней, не уделяя никакого внимания «синдрому становления болезни». Ведь если важно найти средства, помогающие при том или ином заболевании, то гораздо более необходимо изучить механизм возникновения болезни и найти средства лечения того «общего синдрома болезни», который, по-видимому, более существен, чем всё специфическое в болезни!»

Впоследствии Ганс Селье откроет общий адаптационный синдром — совокупность адаптационных реакций, возникающих в ответ на любое неблагоприятное воздействие. Он выделил три стадии этого общего процесса: тревога, сопротивление и истощение. При этом истощение защитных реакций организма приводит к болезням. А ещё позже Баевский с Казначеевым на основе общего адаптационного синдрома предложат проводить донозологическую диагностику, а в качестве диагностического метода рекомендуют использовать математический анализ ритма сердца. А еще позже, когда Баевский будет редактировать «Методические рекомендации по ВСР», то под шумок заменит термин «донозологическая диагностика» на «ненозологическая диагностика». Так как, даже после появления специфических симптомов и возможности диагностировать болезнь на основе нозологической системы классификации, неспецифические симптомы никуда не уходят, а даже усиливаются, и, кстати, очень часто даже появляются новые. Поэтому есть огромный смысл продолжать отлеживать характер течения болезни и оценивать его с помощью ВСР на основании ненозологического, то есть, системного подхода.

Что тут ещё очень важно пояснить…

Обычно, если непосвящённому человеку начать рассказывать про метод вариабельности сердечного ритма, то стоит ему услышать, что для проведения диагностики необходимо записать кардиограмму сердца (ЭКГ), он начинает думать, что ВСР — это некий способ диагностики болезней сердца.

На самом деле это не так. Вернее, как я уже упоминал в начале статьи, кардиологи действительно используют некоторые, чаще всего самые простые, подходы из метода ВСР в качестве дополнительных инструментов к своим основным, сугубо специфическим методам анализа ЭКГ. Но это лишь частный и далеко не самый важный способ применения метода ВСР.

А главное то, что сердечно-сосудистая система, по которой движется кровь, является основной транспортной магистралью организма, снабжающей все клетки кислородом и питательными веществами. Поэтому организм вынужден гибко реагировать на любое изменение взаимоотношений с внешней средой коррекцией движения крови, и эта адаптация отражается в изменении сердечного ритма. Сердце работает не как механический метроном, его ритм постоянно меняется и, как писал Баевский, «возникающие при этом колебания значений физиологических параметров отражают деятельность механизмов управления». А если эту мысль дополнить другой фразой Баевского: «Состояние целостного организма как результат деятельности функциональной системы определяется оптимальностью управляющих воздействий, способностью управляющих механизмов обеспечивать уравновешивание организма со средой, его адаптацию к условиям среды», то можно прийти к  выводу, что, исследуя колебания ритма сердца, можно судить о суммарных системных процессах, отражающих баланс взаимоотношений организма с внешней средой, то есть с окружающим его миром. Либо эти колебания отражают нарушение баланса между человеком и окружающим его миром. Прямо говоря: колебания ритма сердца — это отражение взаимодействия человека и его бытия.

От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Теоретическая модель, которая описывает систему регуляции сердечного ритма как элемент взаимодействия человека и внешней среды

Вот тут я подхожу к самому интересному — к рассказу об абстрактной теоретической модели, которая описывает системные отношения между организмом и внешней средой. Вернее, эта модель не совсем абстрактная и имеет вполне объяснимое физиологическое наполнение, но ценность её раскрывается именно тогда, когда мы на неё смотрим не как на физиологическую систему, а как на абстрактную схему управления взаимоотношениями организма и среды. Я понимаю, что таким заявлением озадачиваю читателей, так как кому в здравом уме может придти в голову предлагать окунуться в абстрактное философствование, когда у явления есть вполне материальное объяснение. Но всё по порядку. Сначала я расскажу о физиологической модели, затем о её абстрактном значении, а потом о том, как эту абстракцию использовать на практике. Поступлю так, как учил Владимир Ленин: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике» (Т. 29. С. 152—153 http://uaio.ru/vil/29.htm).

Для беглого знакомства и чтобы сильно не загружать читателей сложной медицинской информацией, я заведомо упрощу свой рассказ. В конце концов, в пункте 3, где я рассказывал об официальном признании метода, я дал ссылку на текст Методических рекомендаций, одобренных Минздравом, и там эта система описана более подробно. А в конце текста рекомендаций есть ссылки на научные публикации, где эта схема описана ещё более подробно и, в том числе, есть ссылки на дальнейшее развитие этой схемы (основанной на четырёх уровнях регуляции: сегментарном (автономном), стволовом, гипоталамическом, полушарном), которое предложил А. Н. Флейшман (1999), но Флейшмана читать без пачки «Цитрамона П» я вообще не рекомендую, так как он, конечно, гений, но стиль изложения такой, что страшнее только тексты Гегеля. Поэтому я сейчас ограничусь описанием очень простой версии системы регуляции сердца — двухконтурной, предложенной Баевским, а четырёхконтурную схему Флейшмана опущу.

Итак, начнём созерцать устройство системы регуляции сердечного ритма. Простейшая схема включает в себя два контура: центральный и автономный, которые на физиологическом уровне представлены следующем образом.

В центральный контур входит вся центральная нервная система (ЦНС), включая головной мозг и гуморальную систему, которая заведует гормонами, регулирующими работу сердца.

Автономный контур представлен вегетативной нервной системой, которая делится на симпатический и парасимпатический отделы. По симпатическому отделу передаются команды, мобилизующие работу сердца и учащающие его ритм, по парасимпатическому — команды к расслаблению и урежению ритма. Сам исходный ритм сокращений сердца задаётся автономно работающими водителями ритма, а симпатические и парасимпатические нервы подходят к этим водителям и работают, как шпоры и уздечка при управлении лошадью. Пришпорил — ускорилась, натянул уздечку — затормозила. Так и тут: сигнал, идущий по симпатическому нерву, подстёгивает сердце, а по парасимпатическому — тормозит сокращения, даёт сердцу отдохнуть.

О том, что сейчас набирает силу тренд отказываться от травмирующих способов управления лошадьми в пользу «доверительных отношений» между ней и всадником, я в курсе и привожу пример с уздечкой и шпорами лишь для образного сравнения, а не как пропаганду жестокого отношения к благородным животным.

При этом оба контура — и центральный и автономный — нацелены на разный круг задач. Центральный контур отвечает за взаимодействие организма с внешней средой, а автономный — за непосредственное управление функциями организма. На самом деле всё сложнее, и центральный контур также участвует во внутрисистемном гомеостазе, в частности, Баевский выделяет три уровня задач, с которыми связан центральный контур:

  1. Взаимодействие организма с внешней средой.
  2. Межсистемный гомеостаз
  3. Внутрисистемный гомеостаз.

Но это уже детали, основная мысль заключается в том, что центральный контур, главным образом, занят внешними задачами, при этом присматривает за автономным контуром, а автономный контур, главным образом, занят внутренними задачами, но при этом помогает центральному контуру рефлекторно реагировать на внешние раздражители.

Влияние разных контуров регуляции на ритм сердца проявляется в виде волновых колебаний. Хотя сердце не работает, как механический метроном, но, тем не менее, изменения ритма сердца происходят не хаотично, а в виде сложных волновых закономерностей. Сердце в течение некоторого времени учащает свой ритм, а потом замедляет, при этом влияние разных контуров регуляции ритма сердца проявляется в виде волн разной длины.

  • Влияние центрального контура проявляется в виде волн, имеющих период 25–66 секунд (частота 0,04–0,015 Гц).  Он получил название «очень низкочастотный диапазон».
  • Влияние автономного контура проявляется в виде волн, разделяющихся на два диапазона.
    • Влияние симпатического отдела производится волнами периодичностью 6,6–25 с (частота 0,15–0,04 Гц) — «низкочастотный диапазон».
    • Парасимпатического — самыми короткими волнами периодичностью 2,5–6,6 с (частота 0,4–0,15 Гц), «высокочастотный диапазон».

В западной литературе эти диапазоны получили названия:

  • очень низкочастотные волны — Very Low Frequency (VLF);
  • низкочастотные волны — Low Frequency (LF);
  • высокочастотные волны — High Frequency (HF).

В принципе, несмотря на первенство советских учёных в развитии математических методов анализа ритма сердца, наверное, в этом случае нет смысла проявлять оголтелый патриотизм, а с пониманием отнестись к тому факту, что международным языком общения учёных стал английский, и далее пользоваться международными обозначениями VLF, LF, HF — тем более, если мы собираемся работать с англоязычной программой Kubios HRV, нам придётся привыкнуть к англоязычным терминам.

Что весьма приятно, на графике ритма сердца эти волновые колебания можно увидеть даже без всякого математического анализа и на глаз оценить влияние контуров регуляции, а уж с привлечением математических методов анализа всё становится точно измеряемым.

Вот мы и подошли к практике.

Практика проведения ВСР

Я сейчас не буду описывать процесс во всех деталях, оставлю это на потом. А сейчас ограничусь лишь общим ознакомлением с диагностикой, хотя, для опытного пользователя компьютером будет вполне достаточно и этого описания.

1. Сначала проводится запись ЭКГ, делается это с помощью прибора ECG Lite в программе ECG Control. То есть делается всё как обычно. Человек находится в спокойном состоянии, ему на руки и ноги прикрепляют электроды и проводят запись ЭКГ. Разница заключается только в том, что если для кардиологических целей проводится запись ЭКГ в течение нескольких секунд, то для ВСР наиболее часто используют пятиминутную запись.

Это делается, чтобы иметь возможность зафиксировать хотя бы несколько длинных волн для оценки общей закономерности. Желательно, чтобы длительность записи раза в 3–4 превышала протяжённость исследуемой волны. Поэтому, если перед исследователем стоит задача оценить влияние только автономного контура, он вполне может ограничиться одной минутой, а если его интересует только самые короткие волны — то даже полуминутной записью, но нужно понимать, что сравнивать между собой можно только записи одной длины и для большинства задач подходят именно 5-минутные записи, т.к. только они адекватно отражают работу обоих контуров. Наверное, я зря написал, что для некоторых задач годятся короткие записи… Ну да ладно. Людям, как только скажешь, что ИНОГДА можно, то они это сразу понимают, как ВСЕГДА можно, а всегда — НЕЛЬЗЯ.

2. После окончания 5-минутной записи файл экспортируется в формат EDF (European Data Format).

EDF является международным стандартным форматом для записи ЭКГ и ЭЭГ. И это здорово, что программа ECG Control позволяет осуществлять экспорт своих файлов в открытый международный формат. Далеко не все производители оборудования это делают. Многие жульничают, стараясь привязать пользователей к своим программам: дескать, раз купил их прибор — значит, попался голубчик, и весь твой архив обследований теперь будет навечно привязан к только одной платформе, к продукции одной нашей фирмы. Есть, кстати, и те, кто на словах декларирует возможность экспорта EDF, но на практике делают это с ошибкой. Я даже с таким подводным камнем сталкивался, в частности, когда купил Кардиофлешку ECG Dongle (https://nordavind.ru/node/1151), а потом целый месяц общался сначала с техподдержкой, причём несколько раз мне меняли менеджера, а затем и напрямую с программистом, но в итоге я так и не добился от них толку. Кроме ошибки с экспортом в EDF, я нашёл ещё и другие ошибки в программе, но в итоге они ничего не исправили, хотя честно пытались. Конечно, с тех пор уже прошёл год, и, возможно, что-то изменилось к лучшему, но судя по тому, как они тогда отчаянно целый месяц буксовали с исправлением найденных мной ошибок (а чем дальше я погружался в их программу, тем больше ошибок находил), я пришёл к выводу, что в той компании есть серьёзная проблема с организацией процесса разработки программы и обратной связи с пользователями, и перестал тратить на них своё время. А потом я нашёл кардиограф, который делают Дмитрий и Альбина, и обнаружил, что с программой ECG Control всё обстоит хорошо. Она поддерживает экспорт в EDF и делает это без ошибок. Да и вообще, идеология их программы мне оказалась ближе по духу.

3. Далее, запускаем финскую программу Kubios HRV и открываем в ней обследование, сделанное в ECG Control. При открытии файла Kubios HRV спросит, запись в каком именно отведении нужно открывать. Обычно нужно использовать второе отведение, так как в нём самые высокие зубцы R. Во всяком случае, если ось сердца направлена в правильную сторону. А если есть отклонение оси сердца, то выбираем отведение, в котором зубцы R выше.

Получаем картинку.

В верхней части скриншота показан фрагмент ЭКГ, а снизу кардиоинтервалограмма, то есть ритмограмма сердца.

4. Часто полученную запись ритма сердца необходимо отредактировать вручную. Дело в том, что метод ВСР изучает, прежде всего, влияние систем регуляции, проявляющихся в виде пластичных волн. Поэтому если на записи встречаются участки с аритмией или случайные артефакты, возникшие вследствие помех — электромагнитных, электростатических или механического нарушения контакта электродов с поверхностью кожи, то эти участки необходимо отредактировать.

Для примера я поставил скриншот с нарушением ритма сердца — в самом центре видна экстрасистола, которая проявляется в виде двух соседних участков, которые выбиваются из общего ритмического строя. Первый кардиоцикл преждевременный, он укорочен, а второй более длинный, затем ритм сердца восстанавливается. На ритмограмме под графиком ЭКГ экстрасистола выглядит как зарубка топором с заусенцем справа от неё.

На ЭКГ на вершине всех зубцов R есть красные крестики, которые программа ставит автоматически, когда распознаёт эти зубцы. Крестик, который находится на вершине зубца R на экстрасистоле, я переместил вправо, добившись, чтобы ритмограмма выправилась. Я отреставрировал ритм сердца вручную, сделал его таким, каким бы он был без экстрасистолы.

Читателям с большим монитором должны быть видны эти маленькие красные крестики, которыми программа обозначает автоматически распознанные ей вершины R-зубцов.

5. После редактирования участков с аритмией и случайных артефактов записи про ЭКГ можно забыть: дальше нас интересует только ритмограмма и анализ её волновых структур. Как я уже писал выше, влияние разных контуров регуляции можно разглядеть даже без привлечения математических методов анализа. Я подготовил несколько примеров, которые это иллюстрируют.

Основные типы сердечного ритма

Первый пример. Доминируют волны высокочастотного диапазона (HF), которые образуют на спектрограмме пик на частоте 0,164 Гц. Это указывает на то, что главным фактором, формирующим ритм сердца, является влияние парасимпатичекого отдела автономной нервной системы. Примечание. На пик, который образуется на спектрограмме, можно будет полюбоваться чуть ниже по тексту, после знакомства со спектральным анализом.

Второй пример. Доминируют волны в низкочастотном диапазоне (LF), которые образуют на спектрограмме пик на частоте 0,117 Гц. Это указывает на то, что лидирует влияние симпатического отдела автономной нервной системы.

Третий пример. Доминируют волны в очень низкочастотном диапазоне (VLF), что указывает на то, что преобладающее влияние на ритм сердца оказывает центральный контур регуляции. Тут мы не можем точно дифференцировать влияние коры головного мозга, спинного мозга или эндокринной системы. Они действуют все вместе, поэтому в данном случае мы говорим именно о центральном контуре регуляции в целом. Также очень важен факт, что вариабельность сердечного ритма тут низкая, ритм сердца ригидный. Как правило, именно в таких случаях, когда истощаются силы у автономного контура, центральный контур пытается взять на себя его функции, что приводит к усилению очень низкочастотного диапазона. Но естественно, что речь идёт именно об увеличении относительной доли волн в этом диапазоне, а не о росте мощности волн в абсолютном значении. В абсолютном значении, как правило, мощность снижается во всех диапазонах, что указывает на общее истощение механизмов адаптации.

Четвертый пример. Его характеризует очень низкий уровень влияния обоих контуров регуляции. В данном случае ритм сердца задаётся главным образом водителями ритма, а системы регуляции очень сильно истощены и участвуют в регуляции ритма в самой минимальной степени. По сути, можно разглядеть только участие центрального контура. Естественно, это означает, что организм очень плохо адаптируется к текущим изменениям внешней среды, также игнорируются многие внутренние потребности организма, организм как бы «перекрывает кислород» тем функциям, которые не является жизненно необходимыми для выживания. Конечно же, если организм работает в таком режиме долго, то развиваются болезни, приобретающие хроническую форму. Кстати, это обследование человека, больного СПИДом. Обследование было сделано за месяц до его смерти.

Также такой ригидный ритм характерен для пожилых людей. Причём, что очень важно, чем позже произойдёт подобное упрощение ритма, тем дольше можно говорить о том, что организм не стареет. И соответственно, любые формы физической активности, занятия различными духовными практиками, творчеством и всем остальным, что стимулирует поддержание в надлежащем виде сложных процессов регуляции ритма сердца, можно считать способами, помогающими сохранить молодость. А контроль вариабельности сердечного ритма — способом поиска наиболее эффективных методов омоложения для каждого человека, оптимальных именно для него, а не с точки зрения абстрактных статистических исследований. Кому-то лучше подойдёт занятие цигун, а кому-то записаться в кружок танцев или ходить на хор. Что лучше — подскажет сердце, причём как в прямом, так и в образном смысле.

Пятый пример. Гармоничный, сбалансированный ритм сердца, характерен для здорового человека. Видно влияние всех систем регуляции, которые образуют сложный, но при этом стабильный тип волновых процессов, формирующий хорошую вариабельность сердечного ритма.

Все остальные типы ритмов сердца образуются из первых трёх вариантов.

Также есть типы нестационарного ритма, но мы их сейчас опустим. Это слишком сложная тема, чтобы её описывать в статье, цель которой лишь введение в азы анализа ритма сердца.

Спектральный анализ

Существует множество разнообразных математических способов для анализа ритма сердца, но для оценки работы двух контуров регуляции самым лучшим методом является спектральное преобразование, которое придумал французский математик Жан-Батист Жозеф Фурье.

Он жил в самый бурный период французской истории, во время Великой французской революции, а затем во время правления Наполеона и реставрации династии Бурбонов. Жан-Батист родился 12-м ребёнком в семье портного и собирался стать монахом, но тут грянула революция, и он стал активным членом Национального конвента, чудом избежал казни на гильотине — во время переворота 8 термидора Робеспьера казнили, а Фурье выпустили из тюрьмы. После этого Фурье занялся преподавательской деятельностью в Политехническом институте совместно с другим великим французом Жозефом Луи Лагранжем, затем его пригласил Наполеон в свой египетский поход, во время которого Фурье руководил археологическими раскопками и принял участие в создании Каирского университета. После возвращения во Францию Фурье занялся осушением болот и строительством дорог, стал одним из авторов сборника «Описание Египта», кстати, Наполеон за этот труд наградил его орденом Почётного легиона и пожаловал титул барона. Затем, уже после реставрации династии Бурбонов, Фурье возглавил Статистическое бюро и стал членом Французской академии. Его имя находится в списке 72 величайших учёных Франции, которые выгравированы под первым балконом Эйфелевой башни.
Я рассказываю подробности, формально не важные для изучения метода ВСР, потому что хочу вызвать у читателей живой интерес и эмоциональный отклик. Чтобы у читающих эту статью появилось чувство соприкосновения с грандиозной жизненной историей, когда они станут заниматься спектральным анализом ритма своего сердца. Я хочу, чтобы для них этот анализ не свёлся исключительно к набору цифр, характеризующих исключительно их личный баланс отношений со своим бытиём, а появилось чувство сопричастности с человеком, который придумал спектральный анализ, и его судьбой. Тем более, что судьба этого человека — поразительный пример, иллюстрирующий красоту жизненных сюжетов, в переплетениях которых рождается как сама жизнь, так и наши знания о ней. А история создания ВСР вообще стоит на перекрестье революционных событий, включающих как Великую французскую революцию, так и первый полёт человека в космос, а также переворот фундаментальных понятий в медицине. Она одна сплошная революция.

Но спустимся с небес на… берег Средиземного моря, где в 1822 году сидел Жан-Батист Фурье и любовался на движение морских волн, которые плескались о причал. И тут ему пришла в голову мысль, что всё это сложное и причудливое движение волн складывается из набора абсолютно простых волн разной длины. И он придумал математический способ, который позволяет разложить эти волны на составляющие (прямое преобразование Фурье) и сложить обратно (обратное преобразование Фурье) для проверки того, насколько точен был анализ. Сейчас существует множество способов, модифицировавших исходную формулу, предложенную Фурье. В частности, для задач ВСР используется «быстрое преобразование Фурье».

Теперь спектральное преобразование Фурье очень широко используется в самых разнообразных отраслях науки и техники. Везде, где требуется анализ колебательных процессов — будь то звука, цвета, ритма сердца, электрической активности мозга и тому подобного, — используется спектральное преобразование Фурье. По большому счёту, с точки зрения квантовой физики, всё в этом мире состоит одномоментно из мельчайших частиц и волн, то есть любое сложное событие в квантовом мире описывается одновременно и как движение частиц, и как движение волн. А раз весь мир — это волны, то спектральное преобразование Фурье — это фундаментальный способ анализа всех сложных колебательных процессов в мире. Если хотите разобраться в хитросплетении колебаний мироздания и своего сердца — применяете спектральное преобразование Фурье.
Для тех, кому будет интересно разобраться детально с тем, как именного происходит преобразование Фурье, я даю ссылку на занимательное видео. Оно, к сожалению, на английском языке, но там есть русские субтитры. Ну а для тех, кого математика пугает, успокою: на практике спектральное преобразование Фурье делается автоматически в программе Kubios HRV, и пользователь, загрузив файл обследования, автоматически и мгновенно получает график  и набор готовых цифр. На самом деле, это преобразование делает даже не программа Kubios HRV, а библиотека MATLAB, которую разработала компания MathWorks. И эта библиотека входит в состав программы Kubios HRV.  
В наше время, не то чтобы пользователи прикладных программ, а даже программисты могут уже не знать, как именно делается преобразование Фурье. Им достаточно уметь написать команду, обращенную к библиотеке, которую написали программисты, ещё знавшие исходный математический алгоритм.

Вот скриншот, иллюстрирующий конечный результат этого преобразования.

Пользователь получит его автоматически, совершенно не задумываясь ни о мечтах Фурье на берегу Средиземного моря, ни о мечтах программиста, писавшего программы для библиотеки, ни о мечтах программиста, написавшего обращение к этой библиотеке. На этом графике хорошо виден пик на частоте 0,164 Гц, который я обещал показать, когда знакомил читателей с первым примером, где доминирует влияние парасимпатического отдела автономной нервной системы.

В общем, тут всё просто. Читаем график слева направо. Красным цветом обозначен VLF-диапазон, синим — LF-диапазон, а жёлтым — HF-диапазон.

Кстати, финские разработчики использовали очень неудачный вариант цветов для раскраски графика. Лично у меня, да и, полагаю, у подавляющего большинства людей мобилизация ассоциируется с красным цветом, а расслабление с зелёным. Соответственно, самое разумное было бы LF-диапазон изобразить красным, HF-диапазон — зелёным, а VLF-диапазон — синим. Синим, исходя из логики, что он является третьим, дополнительным цветом к красному и зелёному, чтобы при сложении образовать белый. Понятия не имею, чем руководствовались финны (скорее всего своими отвлечёнными эстетическими пристрастиями), но вынужден обратить внимание на эту несуразицу в выборе палитры, которая не отражает физиологического значения графика. Но на данном этапе жизни с этим придётся смириться и работать с тем, что есть.

Переходим к цифровым данным. Главное, что этот график позволяет оценить активность диапазонов и изучить пики, которые указывают на распределение активности волн уже внутри диапазонов. Наличие высоких пиков указывает на то, что организм в данный момент времени вынужден сосредоточить свои усилия на решении какой-то задачи. По этому графику мы не можем судить о специфичности этой задачи, это может быть как обострение патологического процесса, так и психологическая проблема. Что именно вызвало этот пик, мы можем выяснить, только сопоставляя анализ ВСР с контекстом жизни человека или с результатами специфических медицинских анализов. Конечно, это потребует времени и усилий, но сам факт, что после проведения обследования мы обнаружили ярко выраженный пик, уже указывает на наличие серьезной проблемы. И чем острее и выше пик, тем серьезнее проблема. То есть о характере проблемы мы можем судить как по соотношению мощностей диапазонов, так и по характеру пиков и тому, в каких диапазонах эти пики расположены. Активность того или иного диапазона указывает на тип доминирующего процесса, а пики — на остроту протекания процесса. Прежде чем я расскажу о том, как анализировать тип процесса, я должен сделать небольшое пояснение по графику спектрограммы. Там ведь два графика, и они оба являются графиками спектра, но получены в результате разных математических преобразований: верхний — с помощью быстрого преобразования Фурье (FFT spectrum), а нижний — с помощью авторегрессии (AR spectrum). Очень хорошо заметно, что FFT spectrum обеспечивает значительно более высокую детализацию, чем AR spectrum, поэтому и наши официальные отечественные методические рекомендации, и западные предлагают использовать именно его.

Хотя, что удивительно, метод авторегрессии нашёл применение при прогнозировании концентрации глюкозы при нагрузочных пробах. На первый взгляд, это парадоксально. Более точный метод — быстрое преобразование Фурье — оказался оптимальным для неспецифической диагностики, а менее точный, авторегрессия, — для узкой специфической задачи, диагностики диабета. То есть точный метод зарекомендовал себя для неспецифической диагностики, а метод с низкой точностью — для специфической диагностики.

Затрудняюсь сказать, почему так вышло, тем более, что многие из этих методик для неинвазивной оценки концентрации глюкозы были разработаны с помощью метода научного тыка — извините, нужно говорить «на основе эмпирической модели — модели «черного ящика».

Я первоначально собирался поставить скриншот только верхнего графика, чтобы не грузить читателей всеми этими лишними деталями. Но проблема в том, что программа Kubios HRV рисует одновременно два этих графика, а мне важно сохранить также ряд цифр на оси абсцисс, отображающих частоту. Поэтому у меня было два выхода: 1) прифотошопить ось абсцисс к верхнему графику, отрезав нижний и скрыв от читателей сам факт существования авторегрессии (тогда при открытии программы у них неизбежно возникло бы удивление и вопрос «шо це таке?») или 2) честно поставить скриншот как есть и сразу дать пояснение. Я выбрал второе. В общем, интересующимся анализом функционального состояния следует смотреть на быстрое преобразование Фурье, а желающим поиграть в науку можно развлекаться с авторегрессией. Если что, вот ссылка на статью: «О точности спектральных методов расчета показателей вариабельности сердечного ритма».

Я уже наигрался. Мне приходилось принимать участие в исследовании, целью которого было не просто выяснить, какой из математических методов наиболее точный для задач ВСР, а найти уникальное физиологическое значение при использовании разных методов. Короче, я лично пришёл к выводу, что авторегрессия — тупиковый путь и разумнее использовать быстрое преобразование Фурье. Хотя первоначально некоторые идеи действительно были, но они не оправдались. Но я не отговариваю…

Вот таблица с цифрами, которые идут к графику спектрограммы. Что они означают?

Программа Kubios HRV выводит в таблице готовые значения, отражающие мощность трёх волновых диапазонов, которые, в свою очередь, отражают влияние на ритм сердца двух контуров регуляции — центрального и автономного. При этом график показывает результаты, полученные обоими методами (т.е. быстрым преобразованием и авторегрессией), но мы будем использовать только верхнюю часть графика с FFT Results.

Давайте начнём с самого главного — со строчки Power (ms2), которая означает мощность в миллисекундах в квадрате, то есть в тех единицах, в которых преобразование Фурье вычисляет мощность волн. Программа сообщает нам мощность в каждом их трёх диапазонов и соотношение LF/HF, которое характеризует вегетативный баланс, то есть баланс работы автономного контура регуляции. Если соотношение выше единицы, то преобладает процесс расхода энергии, если ниже единицы, то преобладает процесс восстановления энергии.

Итак, строчка Power (ms2) содержит самые важные три цифры, ради которых, собственно говоря, мы и проводим анализ ВСР. Конечно, кроме спектрального анализа, существует множество других математических методов анализа ритма сердца, и, кроме двухконтурной модели регуляции ритма сердца, предложенной Баевским, существуют иные теоретические модели, причём очень интересные, понимание которых ещё сильнее переворачивает привычные представление о медицине. Резонен вопрос: что ещё круче может перевернуть наши представления, если и так уже поставили всё вверх ногами, поменяв местами значения специфического и неспецифического?

Обещаю: дальше — больше, есть ещё более революционные теории, но они однозначно не входят в состав азов ВСР, поэтому я их даже не буду называть, ограничусь лишь констатацией факта, что то, о чём я сейчас рассказываю, далеко не предел. В любом случае, то, что можно узнать, ориентируясь лишь на три цифры — абсолютное значение мощностей трёх диапазонов: VLF, LF, HF, — уже огромный пласт жизненно важной информации.

Судите сами. Что? Где? Когда? Вот три вопроса, ответы на которые описывают любое явление на Земле. Если мы знаем на них ответы, то, по большому счёту, мы знаем всё. А три цифры широты, долготы и времени дают нам ответ на вопросы «где?» и «когда?». Остается третий вопрос: что именно происходит в этом месте и в этом время? То есть, зная место и время, мы ещё должны узнать и сам контекст события, и тогда можно считать, что, в принципе, мы уже знаём всё, что нам нужно для принятия практических решений. Я привёл это пример в качестве иллюстрации того, как много можно узнать с помощью всего лишь трёх цифр.

Так и с тремя цифрами, отражающими значение VLF, LF, HF: они полностью выражают характер функционального состояния человека, нам только остаётся сопоставить их с реальным контекстом жизни этого человека, и тогда у нас сложится достаточно ясная картина.

Для чего я сейчас так сужаю внимание потенциальных будущих пользователей метода ВСР, предлагая сконцентрироваться всего лишь на трёх цифрах?

С самого начала я объяснил, что в этой статье буду знакомить с азами ВСР. Поэтому сейчас я заостряю внимание читателей на том факте, что эти три цифры суть квинтэссенция, тот фундамент, те три кита, на которых зиждется весь мир Вариабельности сердечного ритма. Научитесь ими пользоваться, а уже затем пойдём дальше. Эти три цифры уже дают очень много информации.

Конечно, это утверждение обычно не укладывается в голове. В принципе, это вообще мало кто понимает, но я постараюсь уже в этой статье объяснить читателям то, что не понимает, в частности, весь западный мир, во всяком случае, те люди, которые писали методические рекомендации. Я про документ, который совместно опубликовали Европейское кардиологические общество и Североамериканское общество стимуляции и электрофизиологии.

Они, конечно, осознали важность этих трёх цифр, но поступили с ними в соответствии со своим «квадратиш-практиш-гут» мышлением: статистически обработали массу обследований условно здоровых людей и на их основе создали нормативы, которые, по их мнению, отражают стандарты здоровья.

Таблица ниже, ссылка на исходный официальный документ здесь:

Spectral Analysis of Stationary Supine 5-min Recording
Total power ms2 3466 ±1018
LF ms2 1170±416
HF ms2 975±203
LF/HF ratio 1.5-2.0

Немного неудобная таблица. Я сейчас приведу её в более приемлемый для чтения вид, так как каждый раз мучиться — прибавлять и отнимать границы разброса — неудобно, заодно рассчитаю нормативы для VLF, вычтя из показателя Total power (Общая мощность спектра) сумму LF и HF.

Получаем такую таблицу, которой уже можно пользоваться: проводить обследование и сопоставлять с западными нормативами здоровья. Пользуйтесь на здоровье!

Спектральный анализ стационарной 5-минутной записи, сделанной у человека, лежащего на спине
Total power ms2 3466 ±1018 (2448–4484)
VLF ms2 1170±416 (922–1720)
LF ms2 1170±416 (754–1586)
HF ms2 975±203 (772–1178)
LF/HF соотношение 1.5-2.0

Но!!! Тут я поставлю аж три восклицательных знака.
Любопытным фактом, является то, что отечественные методические рекомендации не приводят нормативных показателей спектрального анализа. Там описаны некоторые соображения, на которые предлагается ориентироваться, но самих нормативов нет. Поразительно, но факт. Методические рекомендации есть, и спектральный анализ они рекомендуют использовать, а вот нормативов здоровья в них нет. Круто, да?

Теперь поясню, почему западные коллеги выдали на-гора нормативы, причём с какой-то поразительной точностью, а наши отделались рассуждениями о том, что «индивидуальный оптимум организма не всегда совпадает со среднестатистической нормой, поскольку однотипные адаптационные реакции протекают по-разному в соответствии с условиями, в которых находится человек, и в зависимости от его индивидуальных функциональных резервов». Ну и добавили чуток цифровой конкретики: «Обычно дыхательная составляющая (HF) составляет 15-25% суммарной мощности спектра. Снижение этой доли до 8-10% указывает на смещение вегетативного баланса в сторону преобладания симпатического отдела. Если же величина HF падает ниже 2-3%, то можно говорить о резком преобладании симпатической активности». И этим ограничились.

В этом проявляется принципиальное различие западной и русской научной мысли. Западная мысль любит точные нормативы. Они мыслят очень прямолинейно: проводят статистические исследования, вычисляют средние показатели и объявляют их нормативами. Ну а наш человек мыслит иначе. Когда обнаружили, что на самом деле даже у одного и того же человека показатели ритма сердца могут весьма серьёзно варьироваться в зависимости от того, к каким жизненным обстоятельствам ему приходится адаптироваться, то решили вообще не создавать никаких нормативов, а указать на необходимость в каждом случае заниматься определением индивидуальной нормы.

Понимаю, что этим утверждением я пугаю читателей, которые уже находятся в предвкушении: дескать, сейчас возьмём прибор, проведём обследование, затем спектральный анализ и… сравним полученный результат с нормативами здоровья.
Ну что тут сказать. В принципе, можете ориентироваться на западные стандарты, но я бы не советовал. Мой личный 10-летний опыт привёл меня к следующему выводу: эти нормативы можно использовать как очень грубый инструмент, но я солидарен с отечественными рекомендациями, которые предлагают в каждом случае определять индивидуальные границы нормы, а для скрининговых исследований ориентироваться на более широкие коридоры нормы.

Расскажу, как я лично приспособился проводить анализ. Я предлагаю идти от большого к малому. Все-таки ВСР — это же системный метод исследования, и поэтому тут очень важно сначала увидеть ЛЕС, а уже потом начать разглядывать отдельные ДЕРЕВЦА.

Сначала я определяю общую мощность спектра.

К сожалению, финны поместили в таблицу значения трёх диапазонов по отдельности, а общую мощность спектра — Total power (TP) — не посчитали. Вернее, чтобы Kubios HRV его посчитала, требуется дополнительно выбрать команду File / Save Results as, чтобы сохранить отчёт в формате PDF, затем ждать когда откроется программа Adobe Acrobat, чтобы, наконец, выяснить величину Total power. Странная логика у разработчиков…
Лично мне быстрее самому посчитать, чем идти таким куралесным путём. Калькулятор у меня имеется, да и столбиком складывать циферки ещё не разучился.

Итак, вычисляем значение Total power, и если оно получается в диапазоне 1500–5000 ms2, то по грубой прикидке считаем, что всё хорошо (хотя при вычислении индивидуальной нормы это может оказаться иначе). Далее оцениваем долю VLF. Желательно, чтобы она составляла примерно треть спектра, но, в крайнем случае, не превышала половины. Если это так, то считаем, что, в принципе, автономный контур справляется со своей задачей. А если доля VLF превышает сумму LF+HF, то считаем, что автономный контур не справляется и ему на помощь приходят резервы центрального контура. И это уже считаем признаком стрессовой ситуации. Конечно, сами цифры, нам ничего не говорят о специфичности стресса, то есть мы даже не можем по ним отделить психологический стресс от физиологического, это всё требует сопоставления с жизненным контекстом, но сам факт, справляется ли автономный контур или нет, мы выясняем легко.  Затем оцениваем соотношение LF/HF. Тут однозначно можно расширить границы нормы до 0,5–3,0. Зря западные коллеги сузили этот диапазон до 1,5–2,0. В таком узком коридоре он не учитывает того факта, что есть разные типы конституции.

Самая примитивная классификация людей по типу доминирующей реакции при адаптации подразумевает деление всех людей на симпатотоников и ваготоников. Ганс Селье предлагал для классификации более образную трактовку: «…существует два типа людей, различающихся по способу реакции на стресс. «“Скаковые лошади” прекрасно чувствуют себя в стрессовой ситуации, они могут быть счастливы только при быстром, динамичном темпе жизни. “Черепахам” для счастья нужны покой, тишина, благоприятная обстановка — все то, что наводило бы скуку и было бы невыносимо для людей, принадлежащих к первому типу». По ссылке вся его книга «От мечты к открытию».
Применительно к ВСР можно считать, что для «черепах» будет нормой соотношение LF/HF в пределах 0,5–1,1, а для «скаковых лошадей» 1,1–3. Но это опять же очень примерные ориентиры. А то, как вычислять реальные индивидуальные нормативы, я расскажу отдельно. Это не очень сложно, и я предложу конкретную методику, но уже в другой раз.

Пока только могу добавить, что в случае, если спектральный анализ выявил существенное отклонение от тех широких диапазонов, которые я сейчас предложил, нужно однозначно на это реагировать, выяснять, в чём причина, и применять меры для коррекции ситуации. Какими бы широкими ни были диапазоны нормы, они всё-таки не бесконечные. И практика показывает, что достаточно часто при проведении скрининговых обследований выявляются люди, которые думают, что они условно здоровы, или, во всяком случае, они считают, что и так сойдёт. Однако результаты спектрального анализа оказываются настолько далекими от границ самых широких нормативов, что это означает только одно: эти люди в группе риска. Их системы регуляции сильно разбалансированы, и желательно выявить и устранить причину до срыва механизм адаптации, который часто происходит скачкообразно. Вот вроде всё ещё нормально, но вот уже «хлоп» — и «поплыл» человек.

Практический пример. Сравнение ритма сердца здорового человека и умирающего

Чтобы проиллюстрировать свои слова, я склеил два скриншота. Сверху я поместил график спектрального анализа здорового человека, а снизу — больного СПИДом, который умер через месяц после обследования. Причём я обращаю внимание, что программа Kubios HRV позволяет автоматически масштабировать график спектра, чтобы пользователь мог полюбоваться на распределение пиков во всей красе, а также позволяет задать фиксированное значение, чтобы было удобно оценивать динамику, например, сопоставлять результаты до и после какого-либо события, оценить влияние которого мы хотим. А сейчас я сопоставлю результаты здорового и больного человека. Для этого я построил графики в одном масштабе, который оптимально отобразил весь спектр у здорового человека.

Обратите внимание, что у больного человека, при таком масштабе мы можем различить только последний всплеск активности центрально контура, который отображён в виде маленького красненького пятнышка в VLF-диапазоне, а влияние автономного контура в принципе уже невозможно обнаружить. Вот так вот «сгорает» жизнь человека. Кстати, хотя я сейчас привёл обследование человека на последней стадии СПИДа, важно помнить о том, что анализ ВСР — метод неспецифической диагностики и мы не можем с его помощью диагностировать ни одну нозологию (заболевание). И если в данном конкретном случае это уже была последняя стадия болезни, то точно такие же графики мы можем обнаружить и у людей, состояние которых ещё обратимо. Понимаете? Получили график как у смертельно больного, но это ещё не приговор. Нужно выяснять причину столь сильного дисбаланса механизмов регуляции и устранять её, и тогда, возможно, пронесёт.

Причём нужно заметить, что на верхнем графике я поместил спектрограмму человека, у которого Общая мощность спектра (TP) оставляет всего 1595.46  (VLF=614.10;  LF=376.22; HF=605.14), а среднестатистические западные нормативы предлагают считать оптимумом 3466, а нижней границей нормы 2448. То есть тот пример, который я привёл в качестве образца здоровья для сравнения, имеет Общую мощность спектра в два раза ниже западного оптимума и в полтора нижней границы нормы.

Для той дамы, чьё обследования использовал, я счёл полторы тысячи миллисекунд в квадрате её личной нормой. И пришёл к такому выводу на основании сопоставления следующих фактов. Изучив выборку её обследований, сделанных в течение некоторого времени, я обнаружил регулярную повторяемость результатов спектрального анализа, не было случаев, которые бы резко выбивались из общего ряда, при этом сохранялся стабильным и баланс трёх диапазонов.  Это указывало на то, что её организм хорошо адаптируется к тому образу жизни, который она ведёт. А ведёт она здоровый образ жизни. У неё всё в порядке во взаимоотношениях внутри семьи, она любит жизнь, любит путешествовать и так далее. Правда, уже позже она увлеклась веганством и сыроедением, и это серьёзно пошатнуло её здоровье, что, конечно, тут же отразилось и на показателях ВСР, причём задолго до появления признаков анемии. Но когда она приняла меры и снова сбалансировала питание, то вернула себе здоровье. Я рассказываю это ради уточнения. То, что  я назвал нормой для неё, было нормой лишь для того образа жизни, который она вела на момент того обследования, но её ресурса адаптации не хватило для смены типа питания. Я знаю о существовании множества людей, придерживающихся самых строгих форм веганства и сыроедения, которые при этом весьма здоровы. Но это говорит об их больших ресурсах адаптации и, в частности, о хорошем метаболизме. Если же взглянуть на вегетативный баланс этой дамы — он равен LF/HF=0.6. А показатель вегетативного баланса можно рассматривать, в том числе, и как косвенный показатель типа метаболизма. В частности, в данном случае он смещён в сторону катаболизма, а для адаптации к сыроедению требуется больше затрат энергии, то есть желателен тип метаболизма с доминированием анаболизма. Эта дама и психологически,и по типу телесной конституции относится к ваготоническому типу. У неё мягкий характер и небольшая склонность к полноте. В аюрведе это называется капха-типом конституции. Вот сколько интересных параллельных наблюдений возникает во время анализа обследований ВСР. Кстати, с помощью метода ВСР можно определять и тип конституции по аюрведе (вата, пита, капха). Причём для этой цели существует несколько методик, в их числе есть метод, разработанный лично мной. Но это большая отдельная тема, которая будет раскрыта в следующих статьях.

Возвращаюсь к графикам сопоставления спектров здорового человека и умирающего. Если бы в качестве верхнего примера я выбрал бы вариант в соответствии с западными среднестатическими представлениями об оптимуме, то тот маленький красненький бугорок активности, что мы видели у умирающего, вообще бы растворился в таком масштабе. Там вообще был бы чистый бланк графика безо всяких данных.

У умирающего человека были следующие показатели:
VLF(ms2)=19.281
LF(ms2)= 7.2061
HF(ms2)=0.41609
В сумме Power (ms2)=26.90319
Это означает, что суммарная величина функциональных ресурсов ниже опиума в 128 раз. А величина HF (восстановительный потенциал) ниже опиума в 2343 раза.

«Официальный» или «альтернативный»? Главный метод диагностики в космической медицине основан на принципах, которые были известны уже тысячелетия назад  врачам традиционной китайской медицины

Я ещё собирался рассказать, почему многие относят метод ВСР к «альтернативным». На самом деле, термин «альтернативная медицина» весьма неудачен. Это не официальный, а собирательный термин, который используют, чтобы отделить всякие сомнительные методы с недоказанной эффективностью от методов доказательной медицины. Всё бы ничего, но с доказательностью в медицине большие проблемы. В частности, есть большая проблема с доказательствами методов народной медицины, даже таких больших глыб, как аюрведа, традиционная китайская медицина и тибетская медицина, признанных Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), но как-то странно признанных. Отмечена их важность как исторического и культурного наследия и ценность в том, что в тех районах, куда не добрались алчные фармкомпании со страховой медициной, нищие аборигены тем не менее получают свою долю утешения у местных знахарей, однако не доказана их эффективность в научном понимании этого термина. Проблема, во-первых, заключается в том, что методы диагностики болезней и методы лечения народной медицины основаны на иной картине мира, чем у научной медицины, а во-вторых, эти методики лечения часто несовместимы с методиками проведения тестирований, принятых в научной медицине. Понимаете?.. Это гносеологический конфликт, перетекающий в методологический. Даже внутри науки мы не можем проводить исследование, взяв для проверки методологию из классической физики и перенеся её в квантовую. А что уж говорить о проверке эффективности методик, рождённых вообще вне научных парадигм. Там иная логика как описания механизмов болезней, так и их диагностики и методов их лечения. Но не всё так печально, мостик между культурами уже есть, и это как раз метод вариабельности сердечного ритма.

Но давайте я предоставлю слово человеку, стоявшему у истоков метода, — Роману Марковичу Баевскому. Ему было поручено осуществить разработку тех технических средств, с помощью которых врачи контролировали функциональное состояние Юрия Гагарина во время первого космического полёта человека в космос в 1961 году. И вот, спустя 44 года после этого события, выступая на торжественном заседании Ученого совета Института медико-биологических проблем РАН в 2005 году, Роман Маркович Баевский заявил:

«Китайские врачи ещё тысячелетия назад использовали этот принцип в “пульсовой диагностике”. Они изучали колебания ритма и силы сердечных сокращений, различая изменения так же и множества других характеристик пульса, и делали свои заключения о состоянии целостного организма на основе оценки состояния механизмов регуляции. Сегодня мы на современном научно-техническом уровне повторяем и развиваем эти подходы».

Ссылка на весь текст доклада, где, кстати, есть и про двухконтурную модель регуляции ритма сердца.

Вот она точка истины: «китайские врачи ещё тысячелетия назад» это делали, а мы теперь «на новом техническом уровне» повторяем их идеи.

Резонно задать вопрос: на основании каких именно принципов китайские врачи делали заключение о состоянии целостного организма? Роман Маркович их не назвал, но если буквально чуть-чуть задуматься и вспомнить самый главный объект изучения ВСР и сопоставить его с фундаментом традиционной китайской медицины (ТКМ), то получится любопытная вещь.

Итак, каков самый главный объект исследования ВСР?

ВСР исследует функциональные резервы и то, как ими распоряжается организм. А то, как организм распоряжается этими резервами, выражает вегетативный баланс, то есть соотношение активности симпатического и парасимпатического влияния на ритм сердца.

А теперь, какое фундаментальное понятие в ТКМ?
Самое главное понятие в ТКМ — это энергия ЦИ и то, как она проявляется в балансе инь-ян.

А теперь зададимся вопросом: что такое функциональные резервы, они же — ресурсы адаптации?.. Эти понятия стали краеугольными в общем адаптационном синдроме и теории функциональных систем, а затем вошли в систему ненозологической диагностики, основанной на методе ВСР. Это, по сути своей, междисциплинарные понятия, объединяющие понятие «энергия», заимствованное из физики, с понятием о системах физиологической регуляции, выраженным в виде двух абстрактных контуров, которые руководят энергетическими процессами в организме и, в свою очередь, соединяют психическую и физиологическую регуляцию, то есть синтезируют понятия из двух наук — психологии и физиологии.

И тут возникает вопрос: в чём разница между научным термином «функциональные резервы» и китайским понятием «ЦИ»?

По большому счёту, разница только в том, что китайцы в это вкладывали ещё и духовный смысл, который оказался за бортом западной науки. Духовные вопросы европейцы оставили попам. Во всяком случае, частично духовные сферы исследует некоторые школы психологии, но, как правило, эти школы не относятся к научным.

Вот и всё отличие. Включите в понятие «психофизиологическая регуляция» духовную составляющую и получите китайской понятие «ЦИ», но переосмысленное в рамках современных знаний о мире и в рамках европейской культуры.

И то же самое будет с вегетативным балансом. Всё зависит от того, в рамках какой парадигмы мы будем его рассматривать. Если в рамках классической науки, то тут всё прямолинейно. Раз этот показатель отражает влияние симпатического и парасимпатического нервов на работу сердечной мышцы, то значит, это показатель работы сердца и ничего более. Именно так думают кардиологи. Им, собственно говоря, сама специальность запрещает думать о чём-то ином, кроме как о сердце. А если мы взглянем на это с позиций неклассического этапа науки, который ознаменовался появлением общего адаптационного синдрома, теории функциональных систем, которая предложила кибернетический подход к биологии, то мы уже будем считать вегетативный баланс комплексным показателем адаптационных процессов ВСЕГО организма к окружающей среде. А если взглянем на него с позиций постнеклассической научной парадигмы, которая началась с появления синергетики и продолжила развитие междисциплинарных подходов, то мы уже будем рассматривать колебания вегетативного баланса как процесс эволюционирования сложной открытой системы — человек, в качестве подсистемы входящей в другие более крупные системы, тоже эволюционирующие и заставляющие человека развиваться вместе с ними. Под другими системами мы можем понимать абсолютно все системы, частью которых является человек. Человек является частью социальных систем: семьи, города, в котором он живёт, страны и человеческой цивилизации в целом. Человек является частью профессионального сообщества. Он является частью природной экосистемы, причём как локальной системы — его жизнь отражает колебания текущих погодных процессов в том месте, где он живёт, так и оказывается в когерентных отношениях с солнечным ветром, и тому подобное. То есть, здесь уже не возникает больших противоречий с китайским понятием об инь-ян. Если мы будем считать человека подсистемой более сложной системы, то мы уже можем рассматривать баланс колебаний симпатики и парасимпатики как отзвук глобального закона мироздания, который открыли ещё китайские философы в древности.

Вот о чём говорил Ленин, когда предлагал начинать с живого созерцания, затем переходить к абстрактному мышлению, то есть к созданию абстрактных теоретических моделей, описывающих явления, которые мы до этого созерцали, а затем на базе этих теоретических моделей создавать практические методики. Кстати, очень важно, что, когда сначала Селье создал свою первую теоретическую систему, описывающую механизм адаптации и его срыв, а затем Баевский с Казначеевым соединили эту теорию с практическим методом диагностики — ВСР, никто из них так и не предложил практических методов лечения, основанных на новом подходе. Ганс Селье остаток своей жизни провёл в поисках гуморального лекарства от «синдрома становления болезни», а Баевский с Казначеевым пытались создать Всесоюзную систему профилактики болезней, основанную на методе ВСР. Они хотели регулярно проводить обследования всех граждан СССР, и тех, у кого выявят нарушение систем регуляции, отправлять в санатории, но их мечта не успела воплотиться, так как развалился Советский Союз. Но то, что не смогли реализовать Баевский с Казначеевым, может реализовать любой человек, которого волнует здоровье, для себя лично и для членов своей семьи. Более того, можно двигаться дальше. Сейчас, во-первых, развитие методов ВСР значительно продвинулось в деле изучения методик восточной медицины. Если Баевский только упоминал о том, что вот, дескать, китайские врачи тысячелетия назад…, то сейчас уже можно соединить современные методы диагностики с народными методами лечения и быть уверенным в эффективном контролировании результата. Кроме использования восточных методов терапии с учётом современного технического контроля, сейчас создаются новые, современные методы саморегуляции. Я даже не буду их сейчас все перечислять, так как, по-хорошему, о каждом нужен отдельный серьезный разговор. Назову лишь те, с которыми мне довелось познакомиться достаточно серьезно. Это некоторые медитативные практики, музыкотерапия (для меня оказались потрясением масштаб и качество изменений в ритме сердца под воздействием музыки), дыхательный тренинг с помощью тренажера Фролова (тоже протрясающая методика, поднимающая лежачих больных, которых академическая медицина обрекает до конца дней оставаться в инвалидном кресле) и разнообразные методики биологически-обратной связи. Мне довелось принимать участие в разработке нескольких программ по биологически-обратной связи, в итоге у меня сформировалось своё собственное видение, какими они должны быть, но это ещё требует реализации и партнёрства с разработчиками для воплощения этих идей в реальные программы.

Подведу итог.

Смотрите, что получается. Наша цивилизация в своём развитии сейчас проходит очередной виток спирали. Кстати, этот образ придумал Владимир Ленин, когда комментировал три закона диалектики. Он предложил следующий вариант их понимания: «…развитие, как бы повторяю­щее пройденные уже ступени, но повторяющее их ина­че, на более высокой базе («отрицание отрицания»), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии; — развитие скачкообразное, катастрофическое, ре­волюционное  <…> взаимозависимость и теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления, <…> связь, дающая единый, закономерный мировой процесс движения».

В. И. Ленин. Карл Маркс. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 55

И если посмотреть глобально, то философию древнего Китая можно рассматривать как этап, который находится в резонансе с культурой и философией европейской цивилизации. А сейчас мы находимся в конце этапа развития европейской цивилизации, когда при прохождении через болезненный кризис и этап неустойчивости формируется образ следующей, уже всечеловеческой цивилизации. В этот момент времени эволюция выходит на новый виток спирали, и научное мышление, которое долгие столетия шло по пути редукционизма (искусственно разделившего науку на блок естественных и гуманитарных наук (декартовский дуализм), а затем и на отдельные научные дисциплины, и побудившего изучать все явления природы именно таким дробным способом), теперь снова возвращается к системному подходу, который был свойственен цивилизациям, рожденным на Востоке. Но, совершая возврат к системности, мы уже не теряем те знания, которые приобрели за годы редукционистского рывка науки.

На самом деле, не всё так гладко на этом пути синтеза идей и философии Востока и Запада. О трудностях этого пути и своих мыслях об их преодолении я рассуждаю в своем учебнике по ВСР, который пишу уже 2 года.  Там будут и ссылки на исследования учёных, искавших точки соприкосновения научного подхода с идеями китайской, тибетской медицины и аюрведы, и мои собственные разработки.

Я его назвал «Крамольный учебник по ВСР». Уж слишком много там крамольных мыслей, опрокидывающих вверх тормашками многие привычные понятия. И я его ещё не завершил, но решил уже начать выкладывать в Интернет на своём сайте и дополнять по мере написания новых глав. Уже сейчас на моём сайте можно прочитать статью «Про квадратное время, пространство и энергию». Внимательные читатели наверно уже обратили внимание на то, что мощность спектра (Total power) вычисляется в странных единицах — миллисекундах в квадрате. В новой статье я рассказываю о том, почему квадратное время стало единицей измерения энергии и о том, какие бескрайние возможности это открывает для анализа отношения человека и его бытия.

Индивидуальное обучение ВСР по Интернету

Для тех, кто заинтересовался методом ВСР, я предлагаю программу индивидуального дистанционного обучения азам ВСР по скайпу. Программа предусматривает следующие темы:

  1. Проведение обследований в программе ECG Control и экспорт обследований в Kubios HRV.
  2. Визуальный анализ ритмограмм сердца, выявление нестационарных участков, анализ причин, вызвавших эту нестационарность. Она может быть вызвана как сиюминутными факторами (переходные состояния между разными функциональными состояниями), так и быть следствием системной нестабильности — переходом системы к одному из следующих стабильных состояний: более сложному уровню внутренней организации, который соответствует новым задачам, стоящим перед человеком, либо более простому состоянию — болезни в хронической форме.
  3. Спектральный анализ и классификация типов ритма сердца.
  4. Знакомство с методикой анализа долговременных изменений в колебаниях ритма сердца. Классификация типов.
  5. Введение в тему интеграции ВСР со своей индивидуальной программой коррекции механизмов самоорганизации организма.

Эта программа не является жесткой, а лишь примерной, и её можно легко изменить под индивидуальные потребности человека.

Мне удобно проводить обучение 2-часовыми погружениями, но, если обучающемуся это будет утомительно, можно сделать занятия более короткими. Примерное время всего курса обучения азам ВСР — 6 часов. При этом программа может быть, как сокращена, так и увеличена по желанию обучающегося, причём значительно и в любую сторону — как в сторону сокращения, так и увеличения, и плавно превратиться из программы изучения азов ВСР, в программу изучения премудростей ВСР. В частности, я готов обучить своим авторским методикам: динамической модели оценки типа конституции по аюрведе (в отличие от существующей статической) и диагностике чакр с помощью нагрузочной пробы.

Понимаю, что диагностика чакр может шокировать материалистически настроенных товарищей, которым будет непонятно, как моя любовь к цитатам классиков материалистической диалектики может сочетаться с любовью к эзотерике. Это большая и важная тема, в основе которой лежит транспарадигмальный подход. В этой статье я даже не буду пытаться её раскрыть, а только обозначу сам факт, что лично для меня самым интересным в методе ВСР является то, что этот метод закладывает мостик для создания методологии, которая синтезирует естественнонаучный подход с методами традиционной медицины Индии, Китая, Тибета. Кстати, напомню, что главный редактор официальных Методических рекомендаций по ВСР Роман Маркович Баевский сам сделал заявление о том, что метод ВСР на новом современном научно-техническом уровне повторяет те идеи, которые тысячелетия назад были известны китайским врачам. Также напомню, что соавтор Баевского по статье о донозолгической диагностике в Большой медицинской энциклопедии и его коллега по программе Всесоюзной профилактики здоровья с помощью ВСР академик РАМН Влаиль Петрович Казначеев долгие годы занимался исследованием «сверхчувственного восприятия» в «зеркалах Козырева». Он исследовал «дистантно-информационные» взаимодействия между людьми на большом расстоянии (Новосибирск — Филадельфия, Новосибирск — Диксон) и поисками технических средств для усиления качества «сигнала». Эти исследования вообще вышли за грань привычных представлений о сути времени. В частности, неоднократно достигались результаты, когда операторы получали информацию за несколько часов, до того как она была отправлена. Опыты с зеркалами Козырева не связаны с методом ВСР, но ими занимался человек, много сделавший для развития ВСР, поэтому я об этом упоминаю.  

С помощью метода ВСР было проведено множество исследований циркадных ритмов. Особенно интересны исследования в условиях экстремального Севера и в космосе, то есть в условиях, когда человек оказывается наиболее сильно подвержен влиянию гео- и гелиомагнитных излучений. Что интересно, современная академическая медицина совершенно не учитывает влияние циркадных ритмов на здоровье, хотя об этом известно с незапамятных времён. В частности, китайская традиционная медицина основана на этом, китайский врач, делая назначение, обязательно учитывает циркадные ритмы.
В общем, как ни крути, метод ВСР оказывается связанным с транспарадигмальными исследованиями, и наши отечественные учёные сделали реальный задел в этом направлении.

Программу дистанционного обучения методу ВСР можно не только сформировать индивидуально, но и разбить на несколько этапов, разнесённых по времени. В общем, всё индивидуально. Стоимость одного часа обучения 1000 рублей. Естественно, что никаких официальных корочек по окончании я не выдаю, так как это именно Крамольный курс обучения ВСР. Его задача — дать не формальные, а сущностные знания, при этом подготовить человека к дальнейшей программе обучения, если ему это потребуется. А где именно в России дают «правильные корочки» по методу ВСР, я тоже подскажу.

Также, кроме программы обучения, я готов давать и кратковременные консультации. Провели обследование, возник вопрос — мне можно переслать это обследование и задать по нему вопрос. В ответ получить консультацию. Стоимость консультация зависит от того времени, которое мне потребуется, чтобы проанализировать вопрос и дать удовлетворительный ответ. Рассчитывается из того же тарифа.

P.S. Опять интересный парадокс! Дмитрий с Альбиной, затевая этот проект с народной версией кардиографа, надо полагать, думали, что создают прибор именно для анализа ЭКГ, то есть для диагностики болезней сердца, а тут, как чёрт из табакерки, появляюсь я и заявляю, что болезни сердца — это, конечно, важно, ведь основная причина смертности в России — всё-таки болезни сердечно-сосудистой системы, но системная ненозологическая диагностика организма — ещё более важная задача, поскольку она охватывает вообще все причины всех болезней человека и даёт возможность подобрать индивидуальную программу для возвращения здоровья через запуск механизмов саморегуляции. Так что мне самому интересно, во что в итоге выльется этот проект с народным кардиографом. Мне бы лично хотелось, чтобы он превратился в проект народного ВСР.

 

Автор: Леонид Дорошенко

Почта для вопросов и заявок на обучение: leonid.doroshenko@gmail.com, http://leonid-doroshenko.ru/

Отвечая на письмо, я сообщу свой телефон и скайп-логин. Обучение удобно проводить по скайпу или, иногда, с помощью TeamViewer.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *